11:32 

Николай Константинович Рерих СЕМЬ ПЛАНОВ БЫТИЯ

Собери всех ученых мужей
И спроси, почему есть
Семь пядей во лбу,
Семь отверстий в любой голове,
Семь у кожи слоев,
Семь у ада кругов,
И семь смертных грехов,
Семь небес
И семь верст до небес,
Семь на свете чудес,
И в неделе семь дней,
И у лиры семь струн,
И у звука семь нот,
И один лишь ответ на семь бед!
Почему через семь дней
Меняются фазы луны!
Через семь лет меняются клетки твои
Почему у всех тайн семь замков!
И у радуги - есть семь цветов!
И тайный Бог, почему взялся
Мир сотворить за семь дней!
Собери всех ученых мужей,
Пусть отмерят семь раз,
Прежде чем отрицать,
Что в тебе семь тебя,
Семь таинственных « Я»!
Это значит, что в теле твоем
Есть семь тел
На семи этажах Бытия
Плоть животная, страхи
И страсть – это в самом низу,
А на самом верху – Живой Свет,
Вечный, знающий все
Свет, творящий миры – это ты…

11:28 

Эдуард Багрицкий ОСЕНЬ

По жнитвам, по дачам, по берегам
Проходит осенний зной.
Уже необычнее по ночам
За хатами псиный вой.
Да здравствует осень!
Сады и степь,
Горючий морской песок -
Пропитаны ею, как черствый хлеб,
Который в спирту размок.
Я знаю, как тропами мрак прошит,
И полночь пуста, как гроб;
Там дичь и туман
В травяной глуши,
Там прыгает ветер в лоб!
Охотничьей ночью я стану там,
На пыльном кресте путей,
Чтоб слушать размашистый плеск и гам
Гонимых на юг гусей!
Я на берег выйду:
Густой, густой
Туман от соленых вод
Клубится и тянется над водой,
Где рыбий косяк плывет.
И ухо мое принимает звук,
Гудя, как пустой сосуд;
И я различаю:
На юг, на юг
Осетры плывут, плывут!
Шипенье подводного песка,
Неловкого краба ход,
И чаек полет, и пробег бычка,
И круглой медузы лед.
Я утра дождусь...
А потом, потом,
Когда распахнется мрак,
Я на гору выйду...
В родимый дом
Направлю спокойный шаг.
Я слышал осеннее бытие,
Я море узнал и степь;
Я свистну собаку, возьму ружье
И в сумку засуну хлеб.. .
Опять упадает осенний зной,
Густой, как цветочный мед,-
И вот над садами и над водой
Охотничий день встает...

11:10 

Светлана Чоколаева

Люди возвращаются из прошлого
В самый неожиданный момент.
Даже, когда тропы запорошены,
И когда на небе солнца нет.
По траве запутанной не скошенной,
Пробивая камни толстых стен,
Люди возвращаются из прошлого.
Только вот, скажите мне, зачем?

С сердцем опустевшим и изношенным,
В зной, и в дождь, и в сильный снегопад,
Гостем позабытым и не прошенным
Люди возвращаются назад.
Сами ищут глупые, дотошные
Ими же давно забытый путь.
Люди возвращаются из прошлого,
Думая, что можно все вернуть.

Сразу вспоминают все хорошее:
«Помнишь? Знаешь… А могло бы быть…»
Кто они? Обычные прохожие.
Разве их положено любить?
Вечность, что без них когда-то прожили
Можно ли забыть? Простить ту боль?!
Люди возвращаются из прошлого,
Чтобы воскресить свою любовь.

Но любовь вернуть ли? Может, тошно им,
Что остались в целом-то, «ни с чем»?
Люди возвращаются из прошлого.
Только не понятно мне, зачем!

11:08 

Светлана Чоколаева

Люди возвращаются из прошлого
В самый неожиданный момент.
Даже, когда тропы запорошены,
И когда на небе солнца нет.
По траве запутанной не скошенной,
Пробивая камни толстых стен,
Люди возвращаются из прошлого.
Только вот, скажите мне, зачем?

С сердцем опустевшим и изношенным,
В зной, и в дождь, и в сильный снегопад,
Гостем позабытым и не прошенным
Люди возвращаются назад.
Сами ищут глупые, дотошные
Ими же давно забытый путь.
Люди возвращаются из прошлого,
Думая, что можно все вернуть.

Сразу вспоминают все хорошее:
«Помнишь? Знаешь… А могло бы быть…»
Кто они? Обычные прохожие.
Разве их положено любить?
Вечность, что без них когда-то прожили
Можно ли забыть? Простить ту боль?!
Люди возвращаются из прошлого,
Чтобы воскресить свою любовь.

Но любовь вернуть ли? Может, тошно им,
Что остались в целом-то, «ни с чем»?
Люди возвращаются из прошлого.
Только не понятно мне, зачем!

11:07 

Какая роскошь — быть не в моде
И жить, ни на кого не глядя,
И одеваться по погоде,
Не ради взглядов встречных дядей.

Прослыть не побояться дурой,
Не прибавлять платформой роста,
Не подгонять свою фигуру
Под " шестьдесят " и " девяносто."

Веселой быть и самодурной,
Зевать, коль станет слишком скучно.
Какая роскошь — быть не модной,
А быть самой собою — штучной.

Елена Миронова

11:06 

Людмила Шкилева

Пряду я жизни тоненькую нить,
Скрывая узелки и узелочки.
Веретено бы лишь не уронить,
Не растерять заветные клубочки.

Вот этот - легкий, словно облака
Со вкусом озорства и шоколада.
С ним обращаться бережнее надо –
В нем нежность мамы, запах молока…

А этот - свежий, как вишневый сад,
В нем все впервой: свиданья и объятья,
И поцелуй, и свадебное платье,
И та любовь, что не вернуть назад…

А эта нить с названием «меланж» -
Расцветок в ней намешано немало,
Большой клубок – его я прясть устала,
Но в нем и пораженье, и… реванш;

Достаточно и света, и тепла:
Рожденье деток, радость их взросленья,
И самые прекрасные мгновенья,
И боли много – тоже ведь была…

Еще один – спокойней и плотней,
Прочнее нить и реже узелочки:
Болели меньше сыновья и дочки –
Его плести мне было веселей…

А этот – недомотанный клубок –
Остаток лет, насколько хватит силы...
Покуда ничего не позабыла -
Я буду прясть…
Чтоб подвести итог...

11:03 

Михаил Голодный
ОСЕННЯЯ СТЕПЬ

В осенний тусклый свет рядится
Дождливой осени рассвет.
Стоит-летит на месте птица,
Как будто ей пять тысяч лет.

Идёшь, идёшь, и всё знакомо:
Дорога, насыпи, овраг.
И двести километров к дому
Пройти без отдыха - пустяк!

Но вот в тумане холм покатый
И за оврагом перевал.
И кажется, здесь был когда-то,
И кажется, что не бывал.

Как древний ящер, дачный поезд
Ползёт от насыпи в Херсон.
И, рыжим дымом в небе кроясь,
Походит на забытый сон.

Какой? - Не вспомнишь, не опишешь,
Он тенью в памяти мелькнёт,
И долго голос детства слышишь,
Пока он в сердце не замрёт.

10:58 

Марат Куприянов

С похмелья, что ли, всё напутал ветер,
Швырнув к ногам желтеющий конверт.
Ну, не балуй, ты знаешь, что на свете
У одиночеств почтальонов нет.

Обыденностью будней монотонных
К земле прижала тяжесть грустных лет.
Ты не зови взлететь над миром сонным,
У одиночеств, видишь, крыльев нет.

И не дразни ушедшее, в надежде,
Не раздувай малиновый рассвет.
Все будет дальше так же, как и прежде,
У одиночеств завтра тоже нет.

Возьми письмо и отнеси обратно,
Не потеряй и передай в ответ,
Что верящего в чудо адресата
На голубой планете больше нет…

10:57 

Сола Монова "Эти двое"

Слышишь, кто-то ходит в снежном крошеве?
Тише...тише...
Кто-то незнакомый и непрошенный -
Кто-то лишний.
Время перед сном такое вязкое -
Время читок.
Кто же там гуляет безбоязненно?
Не молчи так -
Говори со мной о разных разностях,
Заглушая,
Как в сугробах эти двое дразнятся…
Я большая,
Но дрожу, как маленькая, глупая,
Ветер воет,
И всё дальше, кажется, аукают
Эти двое…

Отложи, дружок, журнальчик глянцевый
И послушай.
Это незаметно отдаляются

Наши души.

10:56 

Илья Эренбург

Где играли тихие дельфины,
Далеко от зелени земли,
Нарываясь по ночам на мины,
Молча умирают корабли.
Суматошливый, большой и хрупкий,
Человек не предает мечты,—
Погибая, он спускает шлюпки,
Сбрасывает сонные плоты.
Синевой охваченный, он верит,
Что земля любимая близка,
Что ударится о светлый берег
Лёгкая, как жалоба, доска.
Видя моря яростную смуту,
Средь ночи, измученный волной,
Он ещё в последнюю минуту
Бредит берегом и тишиной.

10:52 

Мустай Карим

Всё было взбудоражено вокруг:
Весна, ручьи — в их говоре, полёте.
Мир ярок был. И в жизни моей звук
Мужал на юной, на высокой ноте.

И я пришёл к тебе, чтоб принести
Любовь мою. Сказать о ней хоть слово.
Рванулся — и не смог произнести,
Чуть скрипнул голос мой — и замер снова.

“Кругом ручьи”, — всего лишь я сказал,
На эту новость и ушли все силы.
Ты засмеялась, глядя мне в глаза,
Ты голову в молчанье опустила...

Тянулись к солнцу сильных трав концы,
Окрепло лето, и плоды созрели.
Мужчиной стал я, жаркие рубцы
От многих ран на мне уже горели.

И я пришёл к тебе, чтобы сказать
Слова другой судьбы и жизни новой,
И не сказал... Как вынес! Смог смолчать?
На чём во мне споткнулось это слово?

“Смотри, поспели ранние плоды”, —
Едва сумел произнести неясно.
С надеждой мне в лицо глядела ты,
И медленно надежда эта гасла.

Спалила лето изморозь. С собой
Последний лист пустой рассвет уносит.
И над моею жизнью и судьбой
Всё холодней, всё явственнее осень.

И я пришёл к тебе, чтобы сказать
В прощальный час раскаянное слово...
Как хорошо, что я стерпел опять.
Рванулся голос мой и замер снова.

“Какой сегодня белый-белый дым, —
Я прошептал, — и в инее берёзы...”
Стою и вижу: по щекам твоим
Белым-белы, дрожа, сползают слёзы...

10:51 

Цветков Алексей

* * *

счастлив кто в кругу отеческих птиц и пиний
мальчик согрей воды принеси полотенец
как воспел в энциклопедии старший плиний
или младший но вряд ли тот еще младенец
гостей обнесли вином нарезают дыню
как воспел не все ли равно гораций ладно
умереть за отчизну достойно и славно
кровь вьется в воде подобно алому дыму
снаружи зевает стража челядь в печали
лукан в дверях вяло пожимает плечами

гости глотнули вина заедают дыней
ляпнешь лишнего и тотчас дадут огласку
один склонился к ванне наверно квириний
то есть статий конечно наложил повязку
так и будем прощаться в молчанье согласном
сам просил рабыню в спальную половину
виллы перевести помпею паулину
угасать отдельно пусть не будет соблазном
староват для смерти кровь побегу не рада
но друзья пообещали развести яда

жизнь легла как стрела да кончина лукава
вот и племянник лукреций хренов и энний
поздно полагаться на олуха лукана
пусть и лауреат литературных премий
предкам присягал но чаша в руке дрожала
лапа совместной беды и над ним когтиста
тоже ведь дождется вестника от артиста
скрипача среди живописного пожара
нынче молчалив упирает глаза в стену
что ли для новой поэмы лелеет тему

прав я был смолоду не допуская страха
верно верил что мудрый не имеет гнева
был бы как эти гости или эта стража
подвержен каждой боли и не видел неба
хоть и деталь но приятно уйти красиво
трибун мог как раба мечом или на дыбу
благодетели медлят но несут спасибо
в кубке отрава подобна белому дыму
тусклая тьма судьбы ее жидкие зори
dulce et decorum est pro patria mori*

* (лат.) «Сладка и прекрасна за родину смерть» Гораций

10:48 

МИХАИЛ АНИЩЕНКО
(9.11.1950 – 24.11.2012)

Не напрасно дорога по свету металась...

Не напрасно дорога по свету металась,
Неразгаданной тайною душу маня...
Ни врагов, ни друзей на земле не осталось...
Ничего! никого! – кто бы вспомнил меня!

Я пытался хвататься за тень и за отзвук,
Я прошел этот мир от креста до гурта...
В беспросветных людей я входил, словно воздух,
И назад вырывался, как пар изо рта.

Переполненный зал... Приближенье развязки...
Запах клея, бумаги и хохот гвоздей...
Никого на земле! Только слепки и маски,
Только точные копии с мёртвых людей.

Только горькая суть рокового подлога
И безумная вера – от мира сего.
Подменили мне Русь, подменили мне Бога,
Подменили мне мать и меня самого.

Никого на земле... Лишь одни квартирьеры...
Только чуткая дрожь бесконечных сетей...
И глядят на меня из огня староверы,
Прижимая к груди нерождённых детей.

10:46 

Алена Васильченко

И были дни, не отличить сна.
И вина были, алые как вишня.
Нам улыбался, кажется, Всевышний.
придумывая звездам имена...

И за руку меня холодный дождь
по улицам водил глухим и тесным,
в кварталах неизвестных, бестелесных,
где угол каждый на алтарь похож.

А ты меня до страшного суда
так обещался холить и лелеять.
И вечер аплодировал пьянея,
тому, что не случится никогда.

Пропела тихо тысяча ворон.
Устали грозы, улицы устали.
Мы превратились в каменные скалы
у неба под расправленным крылом.

И в вечности мгновенья не найду,
что разбудило каменные тени.
В том городе любви и сожалений
в каком-то незапамятном году...

10:45 

МЕЖЕЛАЙТИС ЭДУАРДАС "ЮНОСТЬ"

Слышишь, юность?
Постой! Подожди!
Где ты?
Слышишь мой голос усталый?

Ты ведь помнишь: шумели дожди
и поля зеленели отавой.

Сдвинув шапку на лоб, набекрень,
я по лугу иду, распевая...
Может быть, эту давнюю песнь
не забыла трава полевая?

Я несу непослушный вихор,
разве что серебристый немного,
я крадусь осторожно, как вор,
к той калитке, как некогда, снова...

И опять у родного окна
вижу вишню, облитую светом...
Ты ли руки - иль ветви она -
вновь ко мне протянула с приветом?!

Оживая в глубинах души,
прорастая отавой осенней,

слышишь, юность!

Постой, не спеши...
Попрощаемся, что ли, в последний...

10:44 

Георгий Иванов

Глядит печаль огромными глазами
На золото осенних тополей,
На первый треугольник журавлей,
И взмахивает слабыми крылами.
Малиновка моя, не улетай,
Зачем тебе Алжир, зачем Китай?

Трубит рожок, и почтальон румяный,
Вскочив в повозку, говорит: "Прощай",
А на террасе разливают чай
В большие неуклюжие стаканы.
И вот струю крутого кипятка
Последний луч позолотил слегка.

Я разленился. Я могу часами
Следить за перелетом ветерка
И проплывающие облака
Воображать большими парусами.
Скользит галера. Золотой грифон
Колеблется, на запад устремлен...

А школьница любовь твердит прилежно
Урок. Увы - лишь в повтореньи он!
Но в этот час, когда со всех сторон
Осенние листы шуршат так нежно
И встреча с вами дальше, чем Китай,
О, грусть влюбленная, не улетай!!!!!

10:28 

Джио Россо
Моя Мари

Прошлое — это прекрасно, моя Мари,
только с собой его, милая, не бери.
Лучше оставь его в бабушкином сундуке,
или у мамы в шкатулке, но в рюкзаке,
что ты несешь за плечами, его не храни,
слишком тяжелый камень, моя Мари.

Прошлое — это как детство, скажи прощай,
изредка воскресеньями навещай.
Но никогда в глаза ему не гляди,
прошлое — это зараза, моя Мари.
Белый осколок чашки, причуда, пыль,
и на земле лежащий сухой ковыль.

Это товар без возврата, пробитый чек,
смуглый мальчишка с родинкой на плече,
что целовал под саваном темноты,
первый бокал мартини, табачный дым.
Всё, что когда-то выгорело костром:
истина, безмятежность, невинность, дом.

Ты не святая, зачем тебе этот крест? -
сотни отпущенных рук, опустевших мест.
Всё, что не прижилось и не проросло,
даже вот это ангельское крыло.
Выбрось его с рождественской мишурой,
смело шагай под звёздами, громко пой.

Прошлое — это так больно, моя Мари,
всё, что нельзя исправить и изменить.
Каждое грубое слово, кривой совет,
тот утонувший в море цветной браслет.
Слёзы на выпускном и последний вальс.
Что-то хорошее тоже, но в том и фарс:

это есть якорь, что тянет тебя ко дну,
в прошлый четверг, в растаявшую весну.
Если не сможешь и не шагнешь вперед,
то, что давно истлело, тебя сожрёт.

Брось его в пламя, гляди, как оно горит,
полку освободи для другой любви.
Прошлое — это прекрасно, моя Мари,
только с собой ни за что его не бери.

10:26 

Есть у каждого тайная книга обид.

Начинаются записи с юности ранней.

Даже самый удачливый не избежит.

Неудач, несвершенных надежд и желаний.



Эту книгу пред другом раскрыть не спеши,

Не листай пред врагом этой книги страницы, -

В тишине, в несгораемом сейфе души

Пусть она до скончания века хранится.



Будет много распутий, дорог и тревог,

На виски твои ляжет нетающий иней, -

И поймешь, научившись читать между строк,

Что один только ты в своих бедах повинен.



В.Шефнер, 1970

09:54 

Лебедев Борис

Сердце


Двадцать дней и двадцать ночей
Он жить продолжал, удивляя врачей.
Но рядом с ним была его мать,
И смерть не могла его доломать.

Двадцать дней и двадцать ночей
Она не сводила с него очей.
Утром на двадцать первые сутки
Она вздремнула на полминутки,
И, чтобы не разбудить её,
Он сердце остановил своё…

1940

09:53 

Елена Бушуева
ПРОСТО

Перед небом и под ним равные,
Что мы поняли в себе, главного?
Что мы поняли в других, в сущности?
В чьих-то крыльях, о стекло бьющихся,
В чьих-то крашенных глазах бешенных,
В чьих-то чувствах донельзя смешанных,
В чьих-то ранах, что лечить некому,
В чьих-то .... Полно, просто нам некогда.
Просто...

Просто никто ничего не понял,
Что там бормочет какой-то ветер,
До одуренья валяясь в лете,
Бросившись пить из моих ладоней.

Просто не рвался никто из кожи
Думать как озеро, всею гладью.
Просто никто не примерил платья
Непостижимой коровки божьей.

Просто никто не хотел признаться
В том, что не знает, как плачут кони.
Просто никто ничего не понял,
Да и по совести - не пытался.

Так вот бредем по зеркальным лужам,
Не понимая, что топчем лица,
Сколько же сон этот будет длиться?
Просто никто никому не нужен.

Просто никто не хотел и не был
Так же огромен, как это небо,
Искренен так, как во сне летаем.
Каждый по своему непонимаем.
_________________

I’d never seen irises that green.

главная